Ошейниковая совка — мала, но полезна

ошейниквые совки обычно селятся в дуплах деревьев, но могут и облюбовать чердаки заброшенных и даже жилых зданий

Ошейниковая совкаНаш дачный участок был самый крайний, будто втиснут в тайгу. С черного хода к нему с трех сторон подступал лес. По весне, когда просыпалась обновленная земля, мы начинали возиться в огороде. Весь день нас сопровождал птичий джаз-оркестр. С заходом солнца певчая рать затихала и удалялась на покой. Когда же свет вечерней заря угасал, начинал чакать козодой. А немного позже раздавалось приглушенное протяжное «ку-кху!».

Тотчас же откликался неподалеку второй голос, третий. И начиналась перекличка на всю долгую ночь. Россыпь звезд над головой – и ожесточенные голоса. И догадываешься: это небольшие совки с ушками на круглой голове переговариваются. Ошейниковые – таково их название.

Иногда эти совки бесшумно, как тени, подлетают совсем близко к нашему домику и гукают над самой головой. Присматриваются. И, наконец, пара сов все же облюбовала для своего жилья наш чердак. Нашли где-то под крышей лаз, вроде дупла, и примостились в углублении за балкой. Слышим – возятся там и день и ночь. Шипят, вздыхают.

Обыкновенно ошейниковые совки гнездятся в дуплах деревьев или же в опустевших гнездах ворон. Но не избегают и старых, брошенных построек – конюшен и амбаров. А тут понравилась наша сторожка: тихо, удобно, и лес близко, а в нем много мышей.

Несколько лет совы хозяйничали у нас на чердаке. Привыкли к нам и почти не боялись. Птицы быстро узнали, кому можно доверять. Привязались и мы к ним.

И дом не опустел – полная чаша! Урожай снимали неплохой. Овощи и фрукты на нашем участке первоклассные, как на подбор. Без червоточинки и погрызов – хоть на выставку! И заслуга в этом наших крылатых сторожей – ошейниковых сов. Они исправно охраняли наш огород: ни мышь, ни бабочка, ни жук не могли здесь появиться безнаказанно. Пять-шесть мышей на душу за рабочую ночь и масса всяких насекомых – таков был производственный аттестат наших полезных сожителей.

Как-то наш сосед завел кошку. Этот бродячий птицефаг, безжалостный пожиратель певчих пташек, шлялся везде.. мышей эта кошка почти не ловила. Смотришь – пробирается с птичкой в зубах, а хищное рыльце ее так и улыбается.

Тут уж совы не дремали. Даже днем начинали тревожно кричать, яростно налетали на кошку, стараясь ее прогнать. Видно, этот домашний хищник действовал им на нервы. А кошка, выгибая спину, выпускала когти, обороняясь, но в конце концов все же ретировалась.

По вечерам было видно как совы вылетали из чердака в слуховое оконце: отправлялись на охоту. Лохматые их тени тонули во мраке. В начале мая, когда мы особенно усердствовали над грядками, одна из сов надолго исчезала из нашего поля зрения. И мы знали: она насиживала. Шесть белых, круглых, как шарики , яичек в эту пору лежало на чердаке, в углу за балкой. Другая ошейниковая сова в одиночестве степенно кружила над домом и изредка подавала голос. Потом садилась на трубу, спиной к нам. Голову поворачивала на все 180 градусов. Глаза оранжевые, круглые пронзительные. Погрузит нос в перышки на груди, нахохлится, вся фигура полна достоинства, и кажется она в этот момент весьма важной птицей.

Не чердаке в этот момент тихо-тихо. Нет никакой возни. И это все, что мы знали. Более интимные подробности их быта нам не были известны. В начале июня, когда свежий редис украшал наш стол, вдруг снова появлялись обе совы, летали вокруг, а возвращаясь на чердак, каждый раз несли в когтях какую-нибудь снедь – чаще всего мышь.

В июле, когда поспевала смородина, и легкий пух с тополей повсюду наметал сугробы, а на огороде капуста начинала сжимать кулачки, ежедневно в сумерках происходила поверка совиного семейства. На коньке крыши усаживалась целая шеренга совят. Сначала появлялась одна взлохмаченная головка с круглыми оранжевыми глазками: покажется и спрячется, потом осмелеет, и смотришь – ползет на крышу, помахивая култышками крыльев. За ней вторая, третья фигуры. Так и выстроятся по ранжиру: мал мала меньше – шестеро дикоглазых совят.

У всех сов птенцы разного возраста. Сова начинает насиживать, как снесет первое яйцо. Потом – промежуток в 1-3 дня или даже больше, снова яйцо и т.д. и получается, что первенец оказывается старше последнего на целых полмесяца.

Вот и на крыше нашей дачи бывало летом до восьми сов: два старых, вечно озабоченных родителя и шестеро лупоглазых малышей. Птенцы были светлее пером, у них кое-где, особенно у самых маленьких, еще пробивался белый пух. Они сидели рядышком на коньке крыши, глазели, озирались по сторонам, прислушивались и, как по команде, поворачивались на шум.

Где живет ошейниковая совкаВот, смотришь, неловко повернувшись, один из птенцов, попискивая, катится с крыши и падает в траву. Обеспокоенные родители летают над потерпевшим, бессильные помочь, и жалобно кричат. Приходится вмешиваться. Сунешь за пазуху этакий маленький пушистый комочек с клювиком, похожим на белый треугольник, и лезешь на крышу. Расстроенные родители, не понимая, в чем дело, набрасываются. Но когда водворенный на место детеныш усядется, совы сразу успокаиваются и тотчас забывают про меня. Хлопают крыльями и, взъерошив перья на затылке, кивают головой, ласково поглаживают клювами птенца, колдуют, что-то приговаривают.

Один раз слышу душераздирающие вопли. Все воробьи разом сыпанули кто куда. Даже наша патлатая дворняга тоже взвыла и, поджав хвост, бросилась наутек. Оказывается, к упавшему совенку устремилась кошка. Гибель птенца казалась неминуемой. Я находился далеко и понимал, что не успею помочь. Но что тут было! Совы с такой яростью набросились на своего злейшего врага, что всегда смелая и дерзкая кошка позорно сбежала. Мне же только оставалось опять посадить птенца на крышу.

Когда береза надевала свой палевый, шитый золотом наряд и пурпуром загорался осинник, а бабье лето развешивало повсюду гирлянды белых паутин, ошейниковые совки все становились одинаковыми: не отличишь, где родители, а где молодые. Летали они гуртом, но возвращались на дневку домой уже не все. С первым снежком совы окончательно исчезли: откочевали к теплу, к солнцу.

Так мы жили и до сих пор живем бок о бок с нашими совами. И довольны друг другом.

Другие птицы отряда совы.

 

Наверх