Кайры — глупые птицы

кайра на может взлететь с места, как другие птицы — ей обязательно нужен обрыв, с которого она прыгает вниз, а потом уже становится на крыло

Пара толстоклювых кайрКайры – морские чистиковые птицы размером со среднюю утку. Их стихия – море, на сушу они выбираются лишь на время гнездовья. Живут колониями, зачастую в сообществе чаек, бакланов и других морских птиц. Для жилья занимают отвесные утесы по берегам и островам в богатых рыбой районах Охотского и Берингова морей.

Здесь, по уступам скал, и располагаются так называемые птичьи базары. Но есть базары и на плоских каменных поверхностях, например, на острове Тюленьем, что к юго-востоку от острова Сахалин.

На всех берегах дальневосточных морей живут, иной раз в очень близком соседстве, два вида кайр – тонкоклювая и толстоклювая. На первый взгляд они почти неразличимы. Но отличия есть – и в оперении, и в поведении, в крике и, даже, в питании.

Кайры – ихтиофаги, основой их питания служит рыба. Но если тонкоклювая кайра предпочитает почти исключительно пелагические и донные виды рыб, то толстоклювая, вдобавок к этому, питается и ракообразными. Характерно, что помесей между этими очень близкими видами птиц не бывает.

Гнездование, «семейная» жизнь и ревность

На недоступных человеку отвесных скалах, от самого подножия и до верха, лепятся птицы. Черными и белыми пестринами усеяны ступенчатые утесы. Удушливая резкая вонь от гниющей рыбы и аммиака экскрементов висит над колонией.  Спокойнее всех держат себя кайры. Вот они выстроились рядами, как на параде, несколько напоминая пингвинов. Та же вертикальная поза. Та же белоснежная манишка и черный сюртук. Лишь длинный острый клюв отличает кайру от обитателя Антарктики. Грубое раскатистое «арр» с различными модуляциями проносится над рядами.

Кайры строго придерживаются единобрачия. Они вообще консервативны в своих привычках и ежегодно занимают одно и то же постоянное место для гнезда. При смене дежурства «на яйце» самец или самка минут пять стоят возле партнера и, как бы сочувствуя ему, печально кивает головой. Потом срывается вниз и улетает в море прогуляться.

Надо полагать, чувство ревности кайрам не чуждо. Во всяком случае, если, вернувшись с прогулки, «законная жена» найдет у гнезда другую самку, она крикливо выражает свое недовольство и, расталкивая соседей, усаживается на место. Гортанным ворчанием «кгээ» встречают кайры свою подружку. Иногда супруги меняются ролями, но сценки остаются те же. При этом нередко вспыхивают ссоры. Сидящие рядом птицы неизменно включаются в перепалку и начинают щипать и толкать друг друга. Постепенно весь ряд загорается настроением враждующих и с воинственным азартом присоединяется к драке. Летят вниз перья, сыплются яйца, грубо пронзительное «арра, арра» висит в воздухе. Гибель кладок в такой междоусобице неизбежна, многие пары остаются без гнезда. Повсюду вдоль подножия скал валяются зеленовато-пестрые скорлупки яиц, а на камнях – брызги желтка. Тут природа дала явный просчет: яйцо-то в кладке одно, и кладка не всегда возобновляется.

На острове Верхотурова, что в море Беринга, я уже настолько ознакомился с пернатыми аборигенами, что стал узнавать их «в лицо». Эта пара миролюбива, а эта – недружная, ссоры у них постоянны, а эта вот – легкомысленная: поморник сразу утащил их единственное яйцо.

Способ насиживания яиц

У кайр не так, как у уток, которые любят понежиться на теплой мягкой перине из собственного пуха. Гнезд, по существу, у кайр нет, яйца кладутся прямо на камни. Пористая скорлупа отличается исключительной прочностью – иглой не проколешь. Для того чтобы выдуть яйцо кайры, его приходится сверлить шилом. Значит, тут было заранее запрограммировано, что мягкой подстилки не будет и что тонкая скорлупа не выдержит удара о камень.

Каждая кайра насиживает только одно яйцо. Оно великовато по сравнению с размером самой птицы. Все его около 100 граммов, почти вдвое больше куриного. Конусовидная форма удерживает яйцо от падения даже на покатом уступе. Очутившись на краю, яйцо кайры начинает крутиться и как бы описывает окружность вокруг себя, оставаясь тупым концом к обрыву. И оно не упадет, так как центр тяжести все время будет оставаться в месте соприкосновения яйца с камнем. При той тесноте, которая существует на птичьих базарах, это особенно важно. При насиживании кайра прижимает яйцо к телу, закрывая его с боков перьями. Снизу подсовывает лапки. Этим частично компенсируется отсутствие подстилки на камнях. Но все же при резком движении птицы яйцо нередко падает и шлепается с утеса.  Вообще яйцо вне гнезда, вернее, вне своего места на камнях, считается ничейным, и никто не беспокоится о его судьбе.

Чрезвычайная пористость скорлупы яиц при повышенной влажности приводит к быстрой гибели зародыша. И поэтому, вероятно, кайры избегают гнездиться на карнизах, заросших травой. В искусственных условиях яйца также недолговечны и портятся гораздо быстрее куриных. Окраска скорлупы яиц кайр варьируется от светло-голубой до буровато-зеленой, испещренной различной формы буровато-черными пятнами и штрихами. Неплохой камуфляж для птиц, кладущих яйца на открытом месте.

Большинство кайр при появлении человека смирно сидят на местах. Они равнодушно относятся к вторжению в их заповедную обитель. Некоторые же начинают нервно перебирать клювом перья. А отдельные птицы почему-то срываются с мест и падают прямо в море и, махая крылышками, убегают по воде – отводят! Такова манера кайр. Взлететь с места, как чайка, кайра не может. Она должна подойти к краю уступа и, подобно ныряльщику, броситься вниз. Но в часы отлива кайры автоматически, под тем же углом, как бы не видя ничего перед собой, срываются и падают грудью не в море, а прямо на камни, где раньше была вода, и разбиваются. Итог печален. Очередная пожива для песцов.

Короткие и узкие крылья кайры, отлично приспособленные для движения под водой, не очень надежно держат ее в воздухе. Поэтому в полете она машет намного чаще, чем птицы с большими и широкими крыльями.

Нас всегда удивляла и восхищала способность кайр безошибочно, в любую погоду, находить свое место на утесе, своего птенца или единственное яйцо, затерявшееся среди сотен таких же яиц. Сплошной туман, в двух шагах ничего не видно, и нет никаких ориентиров. А кайра, не сбиваясь с курса, всегда попадает прямо на свой карниз и приземляется там, где ей надо. Сунет в рот малышу рыбешку и обратно в море, рыбачить. Причем если птица сядет почему-то правее или левее, ей приходится пробегать мимо своих соседок, как сквозь строй, и те мимоходом клюют ее. Одни со злостью, другие так, для порядка, по привычке или ради потехи.

Тонкоклювая кайра - хороший пловец

Зимовка

Но иногда кайрам случается и блуждать. Они зимуют в открытом море по незамерзающим участкам у берегов Сахалина. А когда льды сжимаются, птицы перелетают в другие места. Но порой в тумане они принимают синеву берега за открытую воду и попадают зимой на сушу. Иногда же они почему-то бросают воду и летят на громадный огненный факел, горящий на земле. Близ города Охи на нефтяных промыслах сжигается попутный газ, и этот страшный маяк манит птиц. Кайры налетают на высокий столб огня, и многие гибнут.

Кайры не первоклассные летуны, но способны, если понадобиться, преодолевать десятки километров в поисках богатых пищей уголков моря. Во время туманов, которые здесь почти постоянны, устраивать перерыв в кормежке нельзя – птенец погибнет. Правда, новые наблюдения подтверждают, что кайра охотно принимает под свое крыло чужих птенцов и в случае гибели своего малыша воспитывает приемыша, потерявшего родителей. И надо сказать, что птенцы у кайр всегда упитанные, даже жирные. Ведь, по сути дела, двое кормят одного, и малыш всегда сыт до отвала.

Чуть подросшие, с матовым пушком на голове и на крыльях, еще не умеющие летать птенцы кайр в конце лета спускаются на воду. Малыши поочередно или целыми группами, распластав крылышки и вытянув ноги, бросаются на зов матери со скалы в море или на отмель. Плотный пуховый покров надежно предохраняет их от ушиба при прыжке с головокружительной высоты. Плюхнется такая увесистая, залитая жиром птаха в воду – круги пойдут. И сразу ж вынырнет и плывет, загребая лапками. Вода хорошо держит. В это время на птичьем базаре – неимоверный шум и гвалт. Буйные толпы кричащих птенцов, беспокоящиеся родители. Забрав детей, кайры сразу же отправляются в открытое море и начинают постепенно продвигаться к югу.

Все птицы отряда чистики.


 

 

Наверх