Дрофа – степной великан

взрослый самец дрофы может достигать веса более 16 килограмм

Степная птица дрофаЕще не оскуднели наши прерии. Дрофа, этот степной великан, типичный представитель монгольской фауны, водится и у нас, в верхнем и среднем течении Амура, и проникает до южных рубежей Приморья. Восточная граница распространения дрофы в Азии проходит по степной холмистой полосе Ханкайского побережья и по песчаным дюнам реки Тумень-Ула, близ Посьета.

Поздней осенью и зимой изредка встречаются стайки в 5-10 птиц, пасущихся в степи. Дрофа чрезвычайно осторожна и обычно держится по открытым местам с хорошим кругозором. Ни зверь, ни человек не подойдет. Любят они разнотравье, где можно и самим легко скрыться и гнездо надежно спрятать. Но не избегают и пашен – мирятся с культурным ландшафтом. В жаркую пору отдыхают, распластавшись на земле.

Дрофа, эта редкая для нашего края птица, охраняется законом. Но иногда, забывая об этом, некоторые охотники ее все же добывают. Во время снегопада дрофа становится менее осторожной и подпускает вплотную. Так случилось совсем недавно, осенью, близ Турьего Рога.

Мы ехали полевой дорогой, пересекали степной участок близ села Жариково. По старинке трусила лошадка, ковыляла по рытвинам да промоинам трясучая подвода.

- Смотрите, дрофы! – заметил мой спутник, юный охотовед Юра Крымов.

- Не может быть! Где?

- Нет, в самом деле! Вон у балочки ходят, девять птиц! посмотрите в бинокль!

Дрофы медленно продвигались вдоль яра. временами нагибались и что-то клевали. Но крупный старый дрофич, вожак, не склонял головы ни на миг. Он степенно и осторожно вышагивал рядом, все время озираясь по сторонам.

Если бы птицы не шевелились, то на фоне изжелта-бурой травы они были бы совершенно незаметны.

- Юра! Как бы поближе на них взглянуть простым глазом? Ведь такая редкая встреча! Надо! – взмолился я.

Секунду поразмыслив, смышленый охотовед предложил:

- Присядьте здесь, в бурьяне, и не показывайтесь! А я заеду с той стороны и пригоню стаю на вас.

Я улыбнулся:

- Как это так, пригоню? Стадо коров, что ли?

Но Крымов говорил уверенно. Затея обещала удачу. Соскочив с подводы, я залег под чахлый придорожный кустик. А Юра укатил дальше, только пыль завихрилась. Он явно демонстрировал свой отъезд.

Томительно жду. Тихо и ласково звенит луг. Из зарослей бурьяна видно, как, сделав солидный круг, подвода остановилась. Юра выпряг лошадь и затрусил дальше верхом. Все будто мимо дроф, по своим делам. А на самом деле упорно и настойчиво приближался к стае. Но вот все пернатое сообщество развернулось и сначала медленно, а потом чуть побыстрее стало продвигаться в мою сторону. Потом птицы пошли побойчее. Грузная дрофа – хороший ходок и порой вообще забывает о существовании крыльев. Без особой нужды летать она не будет.

И вот стая совсем рядом, бинокль уже не нужен. Внимательно наблюдаю. Глава стаи, старый дурак весом в пуд, держится обособленно, в арьергарде. Бледно-серые усы украшают его физиономию. Он все смотрит и смотрит… По всей видимости, лошадей дрофа не боится, но все определенную дистанцию соблюдает. Кроме старого вожака в стае еще дву крупные птицы, наверное, самцы. Остальные помельче – самки и молодежь.

Пока птицы приближаются, на память пришла моя кандидатская диссертация, стараюсь вспомнить, что мне известно о них.

Весенние игры дрофыВесенние игры у дроф происходят обычно в апреле. Самцы токуют. Точно разгневанные индюки, растопырив крылья и изогнув шею, топчутся они перед своими дамами. А те смирехонько лежат, затаились тут же, рядом. После брачных игр самцы собираются в холостые стаи. А дрофа кладет где-либо под кустиком полыни два-три яйца и почти месяц насиживает их. Дрофята первое время очень слабы, совсем как домашние индюшата, и забот матери хватает. В эту пору она их водит по невысоким травам, из которых удобнее наблюдать за окружающей местностью. Молодые дрофы становятся на крыло во второй половине августа. Питаются зеленью, с удовольствием ощипывая траву на озимых хлебах, как гуси. Клюют семена, едят кузнечиков и жуков, не отказываются также от мышей и лягушек.

… Наконец дрофы оказались рядом. Подошли вплотную. Я прижался к земле, не дышу. Но, почуяв что-то неладное, умудренный опытом старый дрофич забеспокоился и издал негромкое и гортанное “кр-р-р-р-тук!”. Загудел словно хриплая дудка. И сразу же вся стая, поняв, что шагать дальше нельзя, как по мановению дирижерской палочки взмыла в воздух. Почти над головой прошумели тугие саженные крылья.

Когда летят дрофы, эти крупные птицы, то кажется, что они двигаются очень медленно. Но это обманчивое впечатление. Дрофа делает глубокие сильные взмахи, и скорость ее пролета достигает 50 километров в час.

- Спасибо, Юра! – с чувством сказал я подъехавшему Крымову. А он довольно улыбнулся. Охотовед знал повадки этих степных исполинов – дроф.


 

 

Наверх